Камеры «Сергек»

Как камеры «Сергек» ловят за превышение скорости

«Гроздья», «яйца», «виноград» — как только не называют водители камеры интеллектуальной системы видеоконтроля, анализа и прогнозирования «Сергек». Они отличаются от всего, что было раньше на дорогах. Кажется, в Астане они повсюду.

Как работает «Сергек»? Чтобы задать эти волнующие водителей вопросы, развеять мифы и узнать, можно ли увернуться от наказания, kolesa.kz отправились к руководителю компании-разработчика, директору ТОО «Коркем-телеком» Асету Ахметову. Разговор состоялся в стенах Ситуационного центра. Интерьер едва ли не полностью состоит из мониторов. По паре из них установлено на каждом столе, центральная стена — это тоже один большой монитор. На каждом экране — пазл из фрагментов изображений. Глаза разбегаются. На одном из экранов нам показали, как всё устроено.

Почему камер «Сергек» так много? Какая за что отвечает?

— Потому что одна камера просматривает две полосы на дороге. Чтобы распознать номер автомобиля, нам нужно 1 000 пикселей на полосу. Разрешение камеры Full HD составляет 1 980 пикселей по горизонтали, хватает на 2 полосы. Чтобы просматривать четыре полосы, нужно две направленные камеры — две «виноградинки». Плюс две обзорные: одна смотрит в одном направлении, вторая — в другом. Получается, комплекс один, а камер в нём уже четыре. На перекрёстке и того больше. Если сходятся две 4-полосные дороги, нам понадобится комплекс из 12 камер — 8 «виноградин» и 4 обзорных. Это нужно, чтобы работала автоматическая фиксация.

Камеры «Сергек»
Здесь город как на ладони. А ведь камер будет ещё больше!

Как работает автоматическая фиксация?

— Очень много нарушений можно распознать автоматически. Нарушение правил поворота. Или когда кто-то влезает в ряд перед перекрёстком. Выезд на занятый перекрёсток. Физически за всеми уследить ведь невозможно, когда там стоит один регулировщик. Но любое нарушение согласовывается с ДВД.

Автоматически система фиксирует пока три нарушения: превышение скорости, проезд по автобусной полосе и пересечение стоп-линии. Для этого нами разработаны специальные алгоритмы, которые выявляют нарушения по видео, получаемым с камер.

Картинка с камер сразу превращается в штрафы?

— Нет. Сначала их проверяют операторы, т. к. есть нарушения, кроме превышения скорости, которые можно совершить по уважительной причине. К примеру, выехать на красный на перекрёсток, освобождая дорогу скорой. На баслейн можно выехать, объезжая аварию. По обзорным фото оператор оценивает ситуацию. Чтобы разобраться в происходящем, он может даже видео посмотреть, но при спорном случае отправить на проверку инспектору.

Камеры «Сергек»
Система фиксирует превышение скорости, проезд по выделенной полосе для общественного транспорта и пересечение стоп-линии

А кто проверит инспектора?

— У каждого инспектора своя учётная запись. Помимо этого ведутся логи, кто и что нажимал. То есть все действия каждого инспектора можно очень легко отследить.

Как определяется скорость автомобиля?

— По видео. С точностью до миллионных долей секунды вычисляется время, за которое автомобиль проходит известное расстояние. Этот алгоритм можно установить на сотовые телефоны и с очень высокой точностью измерять скорость. Кстати, для этого не нужна даже камера Full HD.

А какие у системы есть погрешности?

— У каждого измерительного прибора есть погрешность, у вашего спидометра тоже. При ограничении 60 км/ч водителям можно ехать 69. Даже при условии, что мы даём фору 2–4 км/ч, очень многие водители всё равно попадают на штраф. К тому же наш прибор через определённые промежутки времени проходит поверку, а спидометр в машине — нет.

На каком расстоянии камеры видят нарушения?

— Как правило, камера успевает увидеть нарушителя раньше, чем водитель её замечает. В среднем это от 30 до 80 метров.

Почему нет предупреждающих щитов?

— Предупреждения, которые вешали раньше, были необходимы потому, что камеры работали со вспышкой. Сейчас нет опасности быть ослеплённым вспышкой и в итоге совершить ДТП.

Камеры «Сергек»

Бояться ли мотоциклистам системы «Сергек»?

— По мотоциклам у нас есть одна идея — шум выхлопа мерить сертифицированными микрофонами. Это даже легче, чем скорость. Если в этом есть необходимость, то нам ДВД должны поставить такую задачу. Сейчас комплексы не оснащены микрофонами, но инфраструктура позволяет это сделать.

А велосипедистам и пешеходам?

— Если у транспортного средства нет госномера, мы не фиксируем его нарушения. «Сергек» по фотографии пешехода или велосипедиста не сможет идентифицировать человека, определить его ИИН и выписать предписание. Но если оператор увидит совершение нарушения на мониторе, он сможет оповестить патруль, и дальше будет работать полиция.

Что ещё умеет «Сергек»?

— У нас есть алгоритм действий по предотвращению ДТП. Если одна и та же машина за короткий промежуток времени несколько раз подряд грубо нарушает ПДД, то на планшет дежурным полицейским придёт ориентировка с информацией, откуда она выехала, о направлении движения, госномере и с описанием машины, для того чтобы они как можно скорее смогли её остановить. Косвенно это поможет предотвратить ДТП той категории, которые происходят, когда кто-то чувствует себя супергероем. Зачастую ночные ДТП — они такие.

Что ещё: «Сергек» считает количество автомобилей, проезжающих по участку в единицу времени. Это даёт очень хорошую статистику по загруженности дорог. Мы можем служить источником информации для системы интеллектуальных светофоров, поскольку знаем не только то, что из посёлка Косшы выехало 10 000 автомобилей, но и куда они приехали. На каждом участке фиксируются номера всех проезжающих автомобилей.

Камеры «Сергек»
Камера считывает всех в потоке. Но если водитель не нарушает, то системе он не интересен

А это нельзя назвать тотальной слежкой?

— Камера не крутится, чтобы кому-то в окно заглянуть. Она фиксирует нарушение и движение, но ей неважно, кто вы и куда дальше поехали. Все данные хранятся в обезличенном виде, и если вы не нарушили, то информация не соотносится с персональными данными. После сильного ветра камера может сдвинуться на пару сантиметров, но она автоматически возвращается в рабочее положение.

Водитель сможет получить запись, например, в случае ДТП?

— Записи хранятся месяц по умолчанию. Если вы нарушили, то вырезается кусочек, обычно 15–20 секунд достаточно, чтобы зафиксировать нарушение от начала и до конца. Вот он может храниться годами. Но обратиться за видео к нам напрямую пока нельзя. Для этого ещё только будет определяться соответствующая процедура.

Количество нарушений уменьшилось?

— Мы видим, что количество штрафов в Астане непрерывно снижается. Уменьшается до сих пор. Cтоп-линий стали бояться, выехали с баслейнов. Сейчас рано говорить насколько, пусть пройдёт хотя бы месяц.

Существующие скоростемеры интегрированы в «Сергек»?

— Имеющиеся камеры подключены к полиции, мы не интегрировали их в свою систему, это не имеет смысла. Наша система поглотит старые комплексы, их просто невыгодно уже обслуживать. Скажем, у Red Speed только полоса в дороге стоит 5 млн тенге. У нас весь комплекс дешевле.

Камера Red Speed

Насколько выгоден «Сергек»?

— Работая в сфере безопасности, мы видим, что закупаются иностранные системы, знаем, сколько они стоят. Мы просчитали своё — получилось в разы дешевле. К тому же мы максимально упростили установку. К примеру, корейские комплексы ставятся на горизонтальные опоры — над дорогой нужно строить большую ферму. В Алматы под развязками стоят такие комплексы. Установка опоры зачастую в два-три раза дороже самого комплекса, который, в свою очередь, в два-три раза дороже комплекса «Сергек». Мы сделали продукт, получили сертификацию и в итоге подключились в Астане, хотя изначально планировали сначала запуститься в каком-нибудь небольшом городе.

Чем «Сергек» отличается от конкурентов?

— Когда приходит любой производитель, он говорит: вот вам скоростемер, обеспечьте его стабильным питанием, Интернетом — и всё заработает! Мы знаем, сколько проблем возникает в итоге у ДВД и акимата. Чтобы протянуть кабель, нужно что-то сломать, брусчатку поднять. Это время и деньги. У нас же в каждый комплекс входят инверторы, которые ночью заряжают встроенные батареи от опор освещения. Днём, когда свет выключается, комплекс работает от батарей. Это решение мы испытывали в Астане на протяжении трёх лет, в сильные морозы зимой и короткие ночи летом. Так же со связью. «Оптику» (оптоволоконную сеть. — Прим. ред.) не возьмёшь где попало у дороги. Поэтому мы включили в свой комплекс антенны и оборудование, которые обеспечивают беспроводные каналы связи.

Значит, камеры могут появиться в самых неожиданных местах?

— Наш комплекс может быть смонтирован на любой опоре освещения. Мы не привязаны к определённым местам. Можем в течение четырёх часов комплекс демонтировать и на 200 метров перенести в сторону.

Какова всё-таки главная цель? Собрать побольше штрафов? Что изменится?

— Любое нарушение будет замечено. Неотвратимость наказания очень сильно дисциплинирует. И тот, кто нарушал раньше, будет понимать, что, если лёгкие нарушения на 100 % фиксируются, крупное нарушение будет зафиксировано тоже. Этот эффект наблюдается по всему миру после установки камер общественного видеонаблюдения. Люди на Западе неспроста такие воспитанные. Есть причины на то. Думаю, мы уже через пару месяцев увидим последствия. Не те, что сейчас: все с баслейнов выехали и пробки начались. Хотя это тоже результат, скоро положительный эффект появится. Где-то, возможно, и скоростной режим увеличат. Аварийность и травматизм уменьшатся. И полицейские пересмотрят свои процедуры.

До конца 2017 года на территории Астаны в единую систему будут объединены 13 000 камер фото- и видеофиксации и видеонаблюдения, включая 3 000 видеокамер, уже установленных в торгово-развлекательных центрах, театрах, музеях и так далее, плюс 4 000 дополнительных камер в местах массового скопления людей и 6 000 камер фото- и видеофиксации на 300 линейных участках и 400 перекрёстках города.