• Автомобили
  • Недвижимость
  • Товары и услуги

Что заливают в наши бензобаки?

Автор: Алексей Старков // Фото: Илья Давидович

Вопрос качества горючего издревле беспокоил автомобилистов. Годы идут, в мире принимаются новые экостандарты, но на казахстанском автомобильном топливе, похоже, всё это не очень-то и отражается. По крайней мере на том, что доходит до конечного потребителя. Почему это происходит, мы спросили у экспертов.

«Уже к середине лета в Казахстане может подорожать бензин», — напугал недавно автомобилистов министр нефти и газа Узакбай Карабалин. По словам чиновника, в его ведомстве пока не могут точно сказать, насколько подскочат прайсы на отечественных заправках. Но российское горючее, закупленное по прежним ценам и выручавшее казахстанский рынок ГСМ в постдевальвационный период, к середине лета закончится, а приобретать новую партию, возможно, придётся уже по другим тарифам. Соответственно поднимутся ценники и у казахстанских НПЗ.

Вот только улучшится ли качество топлива на отечественных заправках? — возникает резонный вопрос. За что будем больше платить?

Заправляясь, мы иногда и подумать не можем, что сердце машины может остановиться через несколько десятков километров из-за паршивого бензина. Кто знает, что бежит по шлангу в бак?

Как оказалось, пока что нет. «Процесс модернизации трёх казахстанских НПЗ завершится в 2016 году. В результате в 2017-2022 гг. республика будет полностью обеспечена бензином, дизельным топливом и авиакеросином по стандартам Евро-4 и Евро-5», — пообещал тот же Карабалин. То есть ещё как минимум два года казахстанцы будут заправляться горючим стандарта Евро-2. Да и оно, как показывает практика, сегодня не всегда доходит до наших бензобаков в чистом виде. Согласно подсчётам Национальной лиги потребителей, ежегодно в Казахстане из-за плохого топлива выходят из строя около 100 тысяч автомобилей. В чём причина? Давайте попробуем разобраться.

Что за топливо продаётся на наших АЗС, выявляет Независимый центр экспертизы нефтепродуктов. К его представителям мы и обратились за комментариями

Позади планеты всей!

В конце ноября 2013 года Международный центр по надзору за качеством горючего (The International Fuel Quality Center (IFQC)) опубликовал рейтинг, в основу которого положен уровень содержания серы, обнаруженной в составе дизельного топлива. В рейтинге, охватывающем 100 стран мира, Казахстан и Кыргызстан разделили 70-е место, Россия оказалась на 44-м. К слову, в 2012 году в этом же рейтинге Казахстан занимал 66-ю позицию. То есть качество солярки на наших заправках, по мнению международных экспертов, только ухудшилось.

В ходе знакомства мы заглянули и в лабораторию и удостоверились, что качество топлива на алматинских заправках всё-таки проверяется. Но как обстоит дело с теми, что за городом? Об этом, по словам экспертов, не знает никто. Причём, чем дальше от цивилизации, тем плачевнее состояние ГСМ

С бензином ситуация ещё плачевнее. Лет пять назад специалисты IFQC также проранжировали государства по этому виду топлива, и Казахстан разделил с Таджикистаном, Шри-Ланкой и Туркменистаном аж 90-е место.

Сложно сказать, по какой методике проводили исследования забугорные эксперты, но на маленькие заправки, стоящие где-нибудь в нашей тьмутаракани, они наверняка не заглядывали. А то ведь и вовсе могли бы вычеркнуть Казахстан из своего рейтинга. В городах ситуация чуток получше, но и здесь, согласно исследованиям теперь уже казахстанских независимых экспертов, частенько в бензобаки отечественных автолюбителей отправляется невесть что.

Сотрудники центра экспертизы берут пробы на АЗС. Тара должна быть из тёмного стекла, никаких пластиковых бутылок

Как дети без присмотра

— Реальную картину качества топлива по Казахстану вам никто не нарисует! — сразу же отрезала директор ТОО «Независимый центр экспертизы нефтепродуктов ORGANIC» Акмарал Калмуратова, к которой мы обратились за комментариями. Её экспертный центр не первый год проводит контрольные закупки горючего, испытывает его и предоставляет отчёты. А уже городское руководство направляет результаты исследований в правоохранительные органы: прокуратуру, госнадзор, налоговую инспекцию и т. д. для повторной экспертизы, проверки и принятия мер.

По словам директора ТОО «Независимый центр экспертизы нефтепродуктов ORGANIC» Акмарал Калмуратовой, реальную картину качества топлива по Казахстану никто не нарисует

— По Алматы мы ещё можем предоставить какие-то данные, но от настоящих они будут далеки, — поясняет свою позицию эксперт. — Почему? Потому что проверкой нужно охватывать все АЗС, а не 20 из 200! Так мы получаем реальную картину лишь на 10 %. Для контрольного закупа акиматом ежегодно выделяются средства, но хватает их на приобретение всего лишь 850 образцов ГСМ, в том числе 480 образцов дизтоплива. То есть в месяц наши сотрудники могут отбирать только 85 проб бензина. Поделив это количество условно на три (ведь бензин у нас реализуется 80-й, 92-й и 95-й, а то и 98-й), мы получаем, что проверить контролёры могут не более 20-25 заправочных станций.

— И при таком подходе ваши отчёты можно считать объективными?

— Можно. Так как мы делаем внезапные проверки, согласованные только с акиматом, да и то без определённых дат и графиков. Наши сотрудники показывают на заправке документ, разъясняющий, что закуп согласован с городским руководством, и отбирают пробы. Акимату ведь нужна реальная картина качества реализуемого топлива.

— Часто ваших проверяющих не пускают на АЗС?

— Часто. Причём обычно на заправки, где сотрудники мухлюют. Им проще сказать, что у них топливо закончилось, и, мол, проверять нечего, а отъедешь, глядишь — бензоколонка вновь работает. Бывало, и с кулаками на наших ребят кидались, и выталкивали их с заправок. Защищать нарушителей даже солидные мужчины приезжали и депутатскими корочками размахивали. Приходится просить своих друзей, лица которых незнакомы заправщикам, помогать нам делать контрольные закупки. Так что нарушения мы всё равно выявляем! Без проблем нас пускают только на те заправки, где менеджерам бояться нечего.

А нам всё равно!

— То есть получается, что у нас сегодня за качество топлива никто не отвечает?

— Раньше делались проверки через государственную систему контроля качества при Госкомнефтепродукте. Сегодня же Министерство нефти и газа отвечает за свою продукцию только до ворот заводов, а что происходит с топливом дальше — дело Госнадзора и Госстандарта, которые имеют право планово приходить с ревизией на АЗС только раз в год. А последний мораторий на проверки малого и среднего бизнеса вообще связал руки контролёрам, обязав их устраивать проверки только по жалобам потребителей.

Таким образом, из-за отсутствия систематического контроля на казахстанских заправках творится бог весть что. Топливо ведь не булка хлеба, где сразу видно, если что-то подмешано. Бензин, скорее, как молоко — долей воды и никто внешне ничего не заметит. Этим и пользуются нечистые на руку торговцы.

— Неужели даже благодаря вашим рейдам ничего не меняется?

— Улучшение за последние годы, конечно, видно. Сотрудники АЗС стали более дисциплинированными. По крайней мере уже никто в открытую не продаёт прямогонный бензин с октановым числом 50, 56, 60, 65. Сейчас такие случаи практически не регистрируются. Но качество топлива на некоторых АЗС и нефтебазах всё равно оставляет желать лучшего. Так, вместо 92-го там могут продавать бензин с октановым числом 89, восьмидесятый может быть с числом 77 и так далее. Чьё это «произведение» — АЗС или нефтебазы, на каком этапе произошла потеря качества — должны выявлять правоохранители.

— А каково качество дизеля?

— Как вы помните, недавно солярка поднялась в цене до 115 тенге. Так вот, сразу же у нас пошли выявления: температура вспышки дизеля на некоторых заправках упала. Она должна быть не ниже 40 °С, а наши замеры на 4 из 20 проверенных заправок одной из сетей стали показывать и 30, и 25 и даже 20 градусов! Значит, в продукт стоимостью 115 тенге залили лёгкий дистиллят, газовый конденсат или 80-й бензин, который сегодня дешёвый, и словили разницу. Причём факты разбодяживания солярки мы начали выявлять ещё до официальных заявлений, когда только пошли разговоры о поднятии цен на неё. Все материалы мы передали в акимат, там будут разбираться. Может, конечно, в той сети АЗС и не знали, что торгуют контрафактом, может, их подвели поставщики, но ведь они должны были контролировать процесс закупки.

— И зимнее дизтопливо вы проверяете?

— Конечно! К примеру, в минувшие холода мы неоднократно выявляли несоответствие солярки заявленной марке. То есть топливо, заявленное как зимнее, на поверку оказывалось летним, хотя и продавалось по «зимней» цене.

Детонация, прогоревшие поршни и другие неприятности

Ринат Бикаев, эксперт редакции

Объяснения о том, каким образом, в каких масштабах и где именно размешивают топливо в Казахстане, оставим на совести проверяющих органов, а мы поговорим о последствиях операций по разбодяживанию топлива для нас, автовладельцев.

Заправившись некачественным топливом на АЗС, мы получаем чувствительную потерю мощности, а как следствие и увеличившийся на 20-25 % расход топлива, и всё разрушающую детонацию. Как последствие — разрушенные перегородки поршней, прогоревшие прокладки головок блока цилиндров и сами головки, лопнувшие выхлопные клапаны, внезапно застучавший на хорошем масле двигатель и... дорогущий ремонт. Можно ведь ездить, не нагружая мотор и не доводя его до детонации, скажете вы. Да, можно. Но всегда есть «но». Современные двигатели не любят езду на пониженных оборотах: начинают закоксовываться поршневые кольца, тут же и прорыв газов, падение компрессии, а значит, и мощности, большой расход масла, выход из строя всех сальников двигателя. И опять он... ремонт мотора. И это просто последствия натяжки 80-го бензина до уровня АИ-92.

Последствия детонации могут выглядеть так: разрушена межкольцевая перегородка поршня двигателя

При применении в растворе (а это именно раствор, иначе назвать нельзя) бензина прямой перегонки последствия хуже. Плотность топлива меняется в разы. Самое минимальное, что может быть, это отказавшие свечи. Выгоревший центральный электрод сигнализирует о калильном зажигании. Другие последствия: сгоревшие клапаны, оплавленный или прогоревший поршень, реже, но бывает, лопнувшая гильза цилиндра. Капремонт агрегата — в лучшем случае, в худшем (особенно у современных автомобилей) — он окажется на свалке. Достаточно проехать несколько километров на таком «компоте», чтобы это произошло. А забитые и отказавшие элементы системы питания? А вышедшие из строя катализаторы? Да много что ещё.

Центральные электроды свечей были убиты калильным зажиганием

Худшие последствия калильного зажигания — оплавленный поршень. Конкретно этот из двигателя нового автомобиля, который проехал всего около 30 км

Как избежать всего этого? Заправляйтесь на проверенных заправках и сохраняйте чеки. Только так вы сможете доказать вину АЗС в случае отказа двигателя.

В горючке всегда присутствуют смолы, и часто в нашем топливе их содержание очень высоко. Смолы в бензине не обнаружить на глаз, они не засоряют фильтры, но оседают в виде такой «шубы» на впускных клапанах

Недобросовестные АЗС добавляют в свои «компоты» и метанол (спирт, который запрещён к использованию). Как итог — спёкшиеся соты катализатора и вышедший из строя лямбда-зонд
 
 

Проверяй, не доверяй!

— По каким параметрам проверяют топливо ваши эксперты?

— Отобранные пробы испытываются не по всем показателям, а только по нормам, по которым чаще всего выявляются несоответствия — октановое число, фракционный состав, количество серы, содержание присадок, в частности монометилэтилена и бензола, количество которых должно соответствовать Техрегламенту Таможенного союза.

— Вот вы ранее упомянули прямогонный бензин...

— Это продукт первичной переработки нефти, имеющий октановое число 50-60. На заводе прямогонный бензин отправляют в установку каталитического риформинга, на выходе из которой его октановое число вырастает до 90-98. Одним словом, это просто сырьё.

— И откуда такой бензин берётся на заправках?

— Правоохранительные органы выясняют это. В прошлом году, например, прокурорская проверка выявила на одной из городских нефтебаз 271 тонну прямогонного бензина с октановым числом 59. Для чего он хранился в центре южной столицы? Меры, конечно, были приняты, но вопрос, почему у нас гуляют по республике полуфабрикаты, так и остался открытым.

— То есть на таких вот нефтебазах и бодяжат сегодня топливо?

— Да. Либо подмешивают его в нормальное, чтобы увеличить объём и «поймать» маржу, либо присадками подравнивают под показатели разрешённого к продаже.

Так куда автомобилисту податься?

— Напоследок посоветуйте, пожалуйста, на что водителям обращать внимание, чтобы не получить в бензобак порцию «компота»? Как не нарваться на подделку?

— Посмотрите: где на АЗС очередь, там и качество. А если серьёзно, стопроцентной гарантии хорошего топлива вам в Алматы не даст никто. Единственный выход в этой ситуации — выбрать какую-либо сеть АЗС, где качество бензина или солярки вас более или менее устраивает, и заправляться только на станциях этого бренда, при этом собирать и хранить чеки после каждой заправки. И если что-то у вашей машины пойдёт не так, вы сможете доказать, что виной всему было ненадлежащее качество топлива. За городом же, если нет возможности накормить своего железного коня в любимой сети АЗС, всегда старайтесь заправляться на крупных бензоколонках.

Вместо постскриптума: а как дела у соседей?

Акмарал Калмуратова:

— Если сравнивать качество топлива на рынках России и Казахстана, конечно же, стоит учесть, что у нас в стране до сих пор выпускается бензин и дизель 2-го класса, в то время как наши северные соседи давно перешли на классы 4 и 5. Отталкиваясь только от этого, можно было бы сказать: в России всё замечательно! Но по данным тамошнего госнадзора, некачественного топлива на российских заправках выявляется огромное количество. Так в чём же причина? Оказывается, по закону любая нефтебаза в РФ имеет право разработать свои стандарты и выпускать горючее на рынок. Просто смешивать полупродукты с присадками и продавать!

В отличие от России, где выпускают топливо класса 4 и 5, казахстанские НПЗ по сей день производят горючку только 2-го класса. Но это совсем не означает, что и у соседей всё замечательно

В Казахстане в этом отношении правила жёсткие: у нас производить что-либо нефтебазам запрещено. Мы, как я уже говорила, выпускаем топливо второго класса, и если оно, доходя до потребителя, остаётся того же качества, что выпустил завод, никакого вреда для двигателей не возникает.




По категориям Популярные статьи