• Автомобили
  • Недвижимость
  • Товары и услуги

Казахстанец покоряет WRC

Авторы: Тимур Еникеев, Павел Ким // Фото: Тимур Еникеев, Влад Крикунов, Marcin Snopkowski, Глеб Арещенко

Арман Смаилов в автоспорте относительно недавно, но уже является победителем казахстанских ралли серии KZRC, в 2012 году стал победителем Кубка Казахстана по классическому ралли, а зрителям запомнился 43-метровым прыжком на ралли «Степные волки». Но поводом для беседы стал первый подиум на этапе чемпионата мира. Чемпионата мира!

Да-да, вы не ослышались, казахстанец занял третье место на этапе WRC. На подиуме Смаилов стоял, правда, не бок о бок с Ожье и Лёбом, а по соседству с Грондалем и Фуксом, победителями зачёта Production Cup. Выступать за рубежом Арман начал практически одновременно со стартами в Казахстане, построил машину в команде легендарного Томми Мякинена, а в правое кресло пригласил опытного штурмана Андрея Русова.

Выиграть в Казахстане всегда было приоритетной задачей, однако титул чемпиона Смаилов пока так и не смог завоевать. В 2012 году, выиграв 2 гонки, Арман стал победителем Кубка Казахстана. После успешного сезона было решено в 2013 году сконцентрироваться на участии в чемпионате мира. Мы встретились с Арманом как раз после его выступления на этапе в Швеции, потрогали его «бронзовый» кубок и попросили рассказать о первом подиуме и дальнейших планах. К слову, следующий этап WRC, на котором стартует Арман,проходит в Португалии как раз в эти дни.

— Арман, расскажи, что ты ощутил после восхождения на подиум?

В первую очередь я увидел, что мой штурман Андрей Русов был счастлив. Счастливее, чем тогда, за всё время я его, наверное, ещё не видел. Когда мы финишировали, Андрей так и сказал: «Это мир, Арман! Это не чемпионат Европы, не чемпионат Казахстана, это мир! Выше уже некуда!»

— Как другие участники чемпионата к вам отнеслись?

С интересом в первую очередь. Все интересуются, что пилот из Казахстана ещё и едет в зачёте. Привлекает также красивый дизайн нашего автомобиля и шлемов. Кстати, дизайн разработала известная польская компания Abstraxi. Приходили представители WRC, фотографии взяли, сказали, что внесут меня в список WRC. Подходили представители из STI — на Subaru ехало только 4 экипажа, все остальные на Mitsubishi. Разговаривали с D-Mack, которые хотят стать спонсором по резине.



— Расскажи о трассе в Швеции

Сложность этой гонки в ритме, который меняется очень часто. Сначала спецучасток быстрый и широкий, потом начинается очень медленная и узкая часть, дальше быстрая, но узкая, которая опять переходит в медленную часть, и всё это через трамплины. К этому рваному ритму нужно быть готовым, это важно. На быстрой части постоянно в напряжении, автомобиль нужно держать, машина подпрыгивает. На медленных участках можно чуть расслабиться и просто аккуратно управлять автомобилем в скольжении. Ко второму проезду мне стало легче, я чётко знал, где мне нужно сконцентрироваться. На некоторых частях можно просто всё проиграть разом, улетев с трассы, а кого-то обогнать там сложно: очень узко и, к примеру, постоянно вниз.

— Каковы были ожидания перед стартом?

Нам говорили, что первый год в WRC всегда достаточно сложный и рассчитывать на какие-то результаты не стоит. К тому же в Швеции зимнюю гонку я еду в первый раз, для меня она была ознакомительной. Первый день мы смотрели, кто как едет, кто в каком темпе едет, на что мы можем рассчитывать. Второй день очень сильно всё перемешал, у многих начались проблемы: кто-то в сугроб убрался и застрял, кто-то вылетел и выехал, но потерял время. У каждого были сложности, у меня вообще трансмиссия сломалась — центральный дифференциал. Благо это был конец второй секции, нам быстро поменяли коробку, и мы дальше поехали.

Интересная ситуация получилась на зрительском СУ. Ехать было очень сложно, а я не мог понять, что случилось. Потом мне показали, что шипы у наших колёс повылетали. В первый части ралли ехали по льду, второй проезд проходил уже по гравию, совмещённому со льдом. В итоге остались практически без шипов. Кто здесь ранее участвовали, знали об этом и поменяли колёса. В то же время и опытные пилоты тут потеряли много времени: Хенинг Сольберг, Мэтью Уилсон, Халид Аль Кассими. Кто за семь минут доп проехал, кто за шесть, кто за четыре, а кто и за двенадцать!

— Как в целом твоё самочувствие после всем известного 43-метрового прыжка на «Степных волках»? Ты уже восстановился?

После того прыжка было, конечно, тяжеловато, почти две недели ходить не мог. Сейчас уже всё нормально. Тогда все решили, что я испугался и теперь не буду быстро ехать. Но желание и ехать и прыгать не пропало. Всё зависит от человека. Когда он только начинает этим заниматься и у него возникают такие проблемы, он может начать бояться. А когда ты понимаешь, что ты делаешь и почему так получилось, то это переносится легче. Ты знаешь, что это было слишком быстро или, наоборот, слишком медленно. Есть те трамплины, которые стоит прыгать, и те, которые не стоит прыгать, потому что опасно. Тот трамплин был из категории «можно прыгать», но не так быстро.

Прыжок на ралли «Степные волки-2012»

— Помню, как на этапе в Шотландии уже после первого дня ты физически был сильно измотан. Насколько были сильны физические нагрузки в Швеции?

Этап WRC — это не однодневная гонка и даже не двухдневная. Это целых три дня. Причём в таком формате ты проводишь в автомобиле по 14 часов, спишь по 5, максимум 6 часов. И гонка, по сути, длится все 6 дней начиная с ознакомления и заканчивая финишем. Мне говорили, что самое сложное — это первый день гонки. Это очень важный этап, потому что там всё будет решаться. Нужно выиграть хотя бы один-два СУ, что уже сложно, хотя ведь бороться ещё два дня. Это постоянное напряжение. И я, и конкуренты — все хотят ехать как можно быстрее, и это давит морально на человека. Кто может держать это давление и в то же время ехать быстрее, те и выигрывают.

Когда начался третий день, на первом спецучастке мне было очень тяжело. Я не мог проснуться, не мог сконцентрироваться — сказывалась усталость. В такой момент всё кажется таким быстрым, хотя я понимал, что мы едем очень медленно. И что-то внутри говорит тебе: «Хватит уже, всё это надоело». То есть когда адреналин не выделяется, это очень сложно. Скорость реакции уменьшается, всё внутри тебя замедляется — и скорость на допе падает. Я только к следующему спецучастку собрался, взял себя в руки, и мы помчали. Всё опять стало хорошо.

Арман Смаилов/Андрей Русов на этапе IRC в Шотландии

— За время гонки были реально опасные моменты?

В какой-то момент я перегрел тормоза. Они стали очень жёсткими и практически не останавливали машину. И тут правая «четвёрка», зрительская и быстрая. До этого были быстрые повороты, перед поворотом я вроде бы выставил автомобиль, но в тот момент ехал уже без шипов, и меня начало сносить. Нажал педаль тормоза — и всё, подумал, что вот на этом всё и закончилось. Я чувствую, что мы уходим в снег. Но машина не завязла, а как бы оттолкнулась от снежного бурта. Таким образом мы вернулись на дорогу и дальше погнали. Нам просто повезло! А ведь под снегом мог быть пенёк или ещё чего. И тогда мы бы там и остались.

— Расскажи о своих планах детальнее

В этом году мы едем в чемпионате мира (Production Cup), весь чемпионат Казахстана и пару гонок в Финляндии на машине класса RRC. Я думаю, это будет MINI Countryman, сейчас будут плотные тесты с этим автомобилем. И я хочу выиграть чемпионат Финляндии. В прошлом году в зачёт я не попал, а лучший результат на СУ — 10-е место в абсолюте. Сейчас будет другая машина, и, главное, тренер в меня верит, а значит, можно будет побороться.

Арман Смаилов на тренировках в Великобритании

11 апреля, Арман Смаилов стартовал на ралли Португалии. Болеем за экипаж под номером 40 (Смаилов/Русов). Ни пуха!

Смотреть за результатами гонки можно здесь: http://www.wrc.com/results/2013/vodafone-rally-de-portugal/stage-times/, а также на официальном сайте ралли www.rallydeportugal.pt




По категориям Популярные статьи